?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Был, состоял, ...не летал. (Blackburn Shark и HMS Thane)
snorska
Обычно, если самолет приписан к авианосцу, это значит, что он с него летает. Бывает, что на авианосце базируются самолеты, которые не могут на него сесть – но редко. Но оказывается, бывают такие палубные самолеты, которые для полетов не предназначены!

В 1943 году строительство авианосцев у союзников шло полным ходом. То есть по-настоящему полным ходом дело шло в США, и настолько успешно, что часть эскортников они передавали союзникам-англичанам. Но гордые бритты считали, что заокеанские “флэттопы” сделаны через задницу не соответствуют высоким стандартам королевского флота, и потому корабли, спущенные на воду в США, отправлялись на дооборудование в Канаду. Весной 1944 года в Ванкувер на такую доводку пришли пять авианосцев - Patroller, Puncher, Reaper, Ranee и Thane,- которые потом должны были перейти Панамским каналом в Атлантику. И вот перед отплытием на борт всех пяти доставили самолеты, которые и составили первую авиагруппу каждого корабля. Но какие самолеты!

Торпедоносец Blackburn Shark известен в первую очередь своей моделью от FROG, поскольку его карьера в Королевском флоте оказалась короткой. Причиной тому была не архаика машины – с его обшитым металлом фюзеляжем и безрасчалочной, хотя и бипланной, коробкой “Шарк” выглядел посовременнее “Свордфиша”, провоевавшего всю войну, - а двигатель. Решение поставить на самолет двухрядный Armstrong-Siddeley Tiger было немудрым, ибо сам двигатель неудачным. Кабы сразу выбрали б однорядный “Бристоль”, дело могло бы задаться и на Альбионе, а так правильные “Шарки” с правильными двигателями делали только в Канаде и, увы, не то что в палубном – так даже не в колесном варианте. Точнее, делали-то Shark III с колесами, но летали они в основном на поплавках. Интересно, что производителем этих последних 17 “Акул” была не Blackburn, а ванкуверский завод “Боинга”, и еропланы, которые можно смело называть Boeing Shark, даже пытались в первые годы войны забомбить подводные лодки – без особого успеха. Но в общем помогали делу союзников как могли.
К началу 1944 года самолеты были уже изношены и особой ценности не представляли. В боевом отношении – а вот в учебном плане могли еще пригодиться.
Вот и лейтенант-коммандер Годфри, командир авиационной БЧ “Панчера”, решил, что надо бы, пока не дошло до реальных полетов, обучить хорошенько свою команду. Провентилировав вопрос на берегу, предусмотрительный моряк раздобыл искомое: канадцы согласились передать, совершенно бесплатно, в распоряжение флота Его Величества “Шарк” номер 549. Туземные ремонтники успели переобуть самолет с поплавков на колеса и 31 марта 1944 года самолет был торжественно перевезен баржей на борт авианосца.

На дальнем пути в Норфолк единственный “Шарк” вполне успешно изображал авиагруппу “Панчера”, а палубная команда тренеровалась возить самолеты по палубе, крылья складывать и колодки под колеса подкладывать. И не в порту, а на ходу, в открытом море. Ремонтные мастерские тоже без дела не остались, отремонтировали на “Шарке” все, что смогли, даже движок удалось запустить.
Тем же пришлось заниматься командам четырех других эскортников, также следовавших из Исквималта в Норфолк – им были переданы еще четыре “Шарка”, 502,522, 546 и 550. Лучше всего известна судьба 546, доставшегося “Тэйну” Машина, имевшая, кроме регистрационного номера, еще и бортовой код “Н”, использовалась и как украшение палубы во время торжественных мероприятий, и для оттачивания искусства перемещения самолетов по палубе, и для отработки аварийных случаев.

Это и стало для машины приговором, когда, на подходе к Панамскому каналу, была дана вводная: “Поврежденный при посадке самолет мешает посадке остальных!”. В таких случаях “пострадавшего” безжалостно сбрасывают за борт – вот в гости к Нептуну и своим тезкам и отправился бедный 546. Причем отдельно от двигателя – его, по всей видимости, отдали в корабельную мастерскую, но, кажется, отремонтировать не смогли. В любом случае, “Шарк” пошел на дно “раздетым”, без “Пегасуса”. Но и такого надругательства команде “Тэйна” показалось мало, и, решив использовать учебный потенциал “Шарка” на полную катушку, капитан приказал расстрелять выброшенный за борт самолет из пушек – пусть и артиллеристы потренеруются!

Скорее всего, та же судьба постигла и четырех других “Акул”, так неожидано попавших в Королевский флот. Вопрос о том, нужно ли считать их палубными, открыт. С одной стороны, с корабля не летали, а только по нему ездили (иногда даже со включенными моторами). С другой, были к нему приписаны, и отнюдь не в качестве груза, а потому формально составляли авиагруппу. С третьей, самолеты строились для ВВС. С четвертой, “Шарк” проектировался как палубная машина...
А экипажи авианосцев этим вопросом, кажется, особо не заморачивались, да и навыки, которые они приобрели от общения с “Шарками” им если и понадобились, то нескоро. Только “Панчер” успел в феврале-мае 1945 года поучаствовать в боевых действиях у берегов Норвегии, а “Рани” отметилась участием в учебных полетах; остальные три корабля если и принимали на борт самолеты, то только для перевозки. Тут уж что “Корсары” с “Хеллкетами”, что “Тайгеркеты” и “Тандерболты” с “Мустангами” – все не авиагруппа. Реактивные “Мессершмитты”, дорньеровские “тянитолкаи” и прочие “Юнкерсы” и “Фокке-Вульфы”, перевозкой которых отметился “Рипер”, тоже к палубной авиации отношения не имеют, груз и груз. А вот “Шарк” – это немного другое. К тому же для “Патрулера”, Рипера”и “Тэйна” они так и остались единственными “собственными” самолетами...